главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

18 октября 2003


  Шаманами были и секретари парткомов

Недавно из экспедиции по Горному Алтаю вернулись новосибирские экологи. Поездка по таежным лесам была не совсем обычной. Кроме прочего они искали «следы» исчезающих малочисленных народов Сибири, пытались узнать, насколько местное население «испорчено» цивилизацией, остались ли какие-либо древние языческие обряды и традиции, которыми наши соседи-алтайцы пользуются в повседневной жизни. Участникам экспедиции удалось разыскать даже последнего действующего кумандийского шамана. Своими впечатлениями от поездки по Алтаю поделились сотрудники Сибирского экологического центра Михаил Немцев и Елена Дубынина.

Макар Кастараков - последний кумандийский шаман.

- Правда ли, что алтайцы чувствуют себя единым целым с природой, верят предсказаниям шамана, просят помощи у духов?

М. Н. - Конечно, не все. Городским жителям очень трудно настроиться на одну волну с природой. А вот деревенские жители ближе к природе. Лес для них - одушевленное существо. Это - часть дома. Да и как же иначе, если он начинается сразу за изгородями. Многие продолжают верить в провидение, в духов, в Хозяйку леса.

Е. Д. - Расспрашиваем одного охотника, верит ли он в Бога или в лесных духов. «Да, что вы! Мы же современные люди. Все эти божества - сплошной бред», - говорит он. А потом выясняется, что собраться на охоту - настоящий ритуал. Нужно задобрить ети (то есть лесных духов), чтобы охота удалась. Без улыбки мужчина рассказывает о Хозяйке леса, которая охраняет своих подопечных. Признается, что если охотнику везет, значит, лесная хозяйка покровительствует ему. А он за это вступает с ней в половую связь. Обычно эти везунчики так и остаются одинокими на всю жизнь. Променять ее любовь на любовь земной женщины решаются немногие. Даже если это и случается, то мужчина разрывается между двумя домами, двумя женщинами, отдавая предпочтение лесной.

- Есть ли народности Алтая, которые потеряны для современного общества?

М. Н. - Есть. Например, кумандийцы. Это очень малочисленный народ. Годы коллективизации, когда небольшие поселения исчезали с лица земли, привели к тому, что представителей этой народности осталось совсем немного. Утеряны традиции, обычаи, язык. У многих в паспорте в графе «национальность» вместо кумандийской указана русская. Радует, что появляются организации, которые занимаются возрождением малых народностей. В Бийске уже более десяти лет существует общество возрождения кумандийской народности. За эти годы было сделано немало. Составлен русско-кумандийский словарь «Язык предков» на 35 тысяч слов. Правда, издать его бийчане пока не могут - нет средств.

- А шаманы по-прежнему востребованы алтайцами?

М. Н. - Камлающих, то есть работающих шаманов, практически не осталось. Но к их умениям местное население периодически прибегает. Мы встретились с действующим шаманом. Макар Кастараков - последний кумандийский шаман. Ему 67 лет. Совсем недавно он перестал общаться с духами, а до этого занимался этим регулярно. Когда убили его брата, он вызвал видение, как все это произошло, узнал убийц. Однажды помог милиционеру, который потерял свое табельное оружие, подсказав, где его искать. Макар - очень интересный, образованный человек. Занимал руководящие должности, был партийным работником и в то же время продолжал камлать.

Е. Д. - Что интересно, многие шаманы были в миру преуспевающими людьми: фермерами, партийными и руководящими работниками. И вообще у шаманизма на Алтае странная судьба. До 30-х годов прошлого столетия советская власть боролась с церковью, а шаманизм приветствовала. Потом взялись и за них. До сих пор рассказывают, как сожгли две машины «полуторки» с бубнами. Разве что самих шаманов не сжигали, но те продолжали стоически камлать. А вот шаманом стать доступно лишь избранным. Дар передается в семье из поколения в поколение, либо у избранного должна быть лишняя - шаманская косточка. Этот дар мог проявиться в любом возрасте, чаще всего - в детстве. Приступы шаманской болезни заставляли ребенка бродить по лесам в полубреду. Таких детей обучали искусству камлать действующие шаманы. Кто не учился, тот всю жизнь мучился, либо умирал. Кстати, дар Макара Кастаракова я ощутила на себе. У меня на руке была бородавка, которой я стеснялась. Когда шаман прикоснулся к моей руке, не придала этому большого значения. Каково же было мое удивление, когда на следующее утро обнаружила, что она просто исчезла, оставив только след.

М. Н. - В жизни Макар - обычный человек. Он живет в доме, который построил сам, как и все, ходит на охоту, работает на собственной пасеке. У него семья. В свободное время он работал над книгой «Белые кони духов», где он описывает культуру своего народа. Сам же и проиллюстрировал ее. Пока она существует в единственном рукописном варианте. На ее издание тоже нужны средства. Когда в Бийском краеведческом музее в кумандинском зале открылся стенд по шаманизму, Макар решил принести один из двух бубнов. Но через некоторое время забрал его обратно. Духи не позволили ему расстаться со святыней. Шаман тяжело заболел. Думали, что он уже не поднимется с постели. Врачи только руками разводили от бессилия. По преданиям, вещи шамана не уходят из семьи. Если продолжателя в роду не находится, их прячут в секретном месте.

Сейчас Макар не камлает. Связано это как-то с его сыном. Что за конфликт произошел в семье, шаман не признался. То ли сын не захотел продолжить «дело» отца, то ли другая причина, но духи, которые живут в его бубнах, не вмешиваются в жизнь людей. Как знать, может, в ближайшее время действующие шаманы вообще исчезнут.
 

Вернуться назад

Наталья Лобанова
"Вечерний Новосибирск"

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2009

Rambler's Top100