главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

19 сентября 2013


  Правда о юкагирских шаманах

Тема публикации определилась неожиданно, в разговоре с Джульеттой Морозовой, жительницей поселка Ягодного Кондинского района Ханты-Мансийского автономного округа. Она оказалась внебрачной дочерью известного художника, историка Геннадия Тимофеева из поселка Октябрьский, с которым меня некогда познакомил редактор октябрьской районной газеты Сергей Нартымов. Джульетта Геннадьевна собрала целый архив, посвященный отцу, его совместным экспедициям с известным этнографом Валерием Чернецовым, встречам с другими исследователями быта и культуры аборигенов Югры.

Геннадий Николаевич наблюдал, как шаманка убирала грыжу у младенца. Ее действия напоминали массаж – пальцами и сухими щучьими зубами, потом она присыпала животик ребенка сухой налимьей желчью.

Вначале была сосьвинская культбаза
Особая тема в изобразительном и литературном творчестве Геннадия Николаевича – жизнь и деятельность шаманов. Якуты, эвенки, энцы, селькупы, а позже ханты и манси – со всеми удалось пообщаться, потому что семья постоянно переезжала из одной северной территории в другую и, наконец, обосновалась среди сосьвинских манси.

С ранних лет у Геннадия проявились способности к рисованию. Шла война. Мужчины ушли на фронт, специалистов не хватало, неудивительно, что юношу взяли на работу в дом народов Севера (на сосьвинскую культбазу) художником-оформителем. Для парня это было счастьем: сбывались мечты стать художником, получена продуктовая карточка. В тридцатые -сороковые годы в округе действовали две культбазы – Сосьвинская и Казымская как центры приобщения коренных жителей к цивилизации. Красные чумы и культлодки существовали еще дольше. Заочно Геннадий закончил Ханты-Мансийское национальное педучилище, а впоследствии стал заочником Ленинградского института живописи. Это были ступеньки к профессиональной деятельности живописца. Те годы ознаменовались не только экспедициями с Чернецовым, но и дружбой с творчески одаренными аборигенами – ханты Митрофаном Тебетевым и манси Петром Шешкиным. Тимофеев даже подготовил кандидатскую диссертацию «Деятельность КПСС по развитию духовной жизни Севера», но к защите ее не приняли: мал партийный аспект.

С Чернецовым в гости к Чохрын-Ойке
Зная, что Геннадий Николаевич написал три книги «Тайны сибирских шаманов», «Музы народов Югры», «Сибирское областничество» и повесть «Черный шаман», я пыталась найти их в библиотеках Ханты-Мансийска. Нашла только «Музы народов Югры». Вот отрывки из главы, посвященной общению с Чернецовым и посещению святилища Чохрын-Ойки во владениях Казымской богини Вут-Ими.

«…Мы оказались на берегу большого круглого озера. Тропинка оборвалась у небольшой поляны, заросшей белым мхом. В середине поляны стояло толстое дерево, нижняя часть которого была утыкана ножами. У корней старой лиственницы насыпана горка железных ножей с деревянными рукоятками… На нижних сучьях деревьев, окаймляющих поляну, висели лоскуты цветных платков, различных тканей, шелковых лент и меховых мешочков на сыромятных вязочках. В центре поляны большое кострище. Недалеко от него, на вкопанных сваях укреплено длинное бревно. Это было жертвенное место. Как правило, жертвой являлись олени. Святилище Чохрын-Ойки не вселяло гнетущего чувства, но мистическое ощущение и осознание священнодействия и ритуальных обрядов на таких местах давили душу необъяснимой магической силой. Мне довелось повстречать бесчисленное множество подобных святилищ, и всегда я ощущал чувство явно ощутимой, но неведомой силы. Я долго колебался и все же спросил: не испытывает ли Валерий Николаевич подобных чувств. Подумав, он ответил уклончиво: «Да. Все мы люди».
…Мы зарисовывали в свои альбомы всю поляну «таежного храма», его приклады (дары) и стоящий в стороне сумьях (лабаз) на четырех ножках – главный «алтарь» святилища.
…Воспользовавшись минутой отдыха, я спросил Валерия Николаевича о духе Чохрын-Ойки. «Это лесной дух, что-то сходное с греческим Гефестом, покровителем кузнецов и железа. Такое святилище есть в Вежакарах. Слепой Тарас Костин, его хранитель, водил меня туда. Чохрын-Ойка, как и Вут-Ими-Великая казымская женщина, были великими духами у народов Нижнего Приобья». Он встал, накинул на плечи рюкзак и ружье, с какой особой нежностью посмотрел вокруг: «До свидания, Чохрын-Ойка. До новых встреч». Но больше Валерий Николаевич здесь не бывал.

Предсказание шамана Троцкому сбылось
Коренные жители доверяли Тимофееву и не раз приглашали на отпевание убитого «старшего брата» медведя. Как истинный исследователь Геннадий Николаевич подробно описывал медвежий праздник. По преданию медведь жил на небе, а потом переселился на землю, стал патриархом человеческого рода. Вера в тотемное животное всегда казалась им реальной силой. К нему, даже мертвому, они относились с большим уважением. К сожалению, не могу привести даже частично красочное описание Тимофеевым обряда: газетная площадь ограничена, да и цель у меня несколько иная – реабилитировать деятельность самых известных шаманов как целителей, знатоков фольклорной поэзии и прозы.

Сто семьдесят шаманов были расстреляны в годы репрессий как носители религиозного культа, вредного для народа.
Конечно, по авторитетности, силе воздействия на людей, положительным результатам лечения и предсказаниям они были разными. Один из шаманов предсказал Троцкому, когда тот находился в березовской ссылке: «Ты достигнешь больших должностей и почестей, но тебя убьют свои же». Так и произошло. Убийца нашел Троцкого в Южной Америке.

Доморощенные лекари
Геннадию Николаевичу приходилось видеть не раз, как шаманы исцеляли больных, у него даже есть картина «Шаман лечит человека». Особенно почитаемыми считались старый манси Устин Анемгуров с Тапсуя и ханты Парана Спиридонова с Оби. Вот как врачевал Устин.
Вначале он, как настоящий доктор, расспрашивал, где и как болит, ощупывал. Потом бил в бубен, прыгал на одной ноге, на другой. Вдруг останавливался, с кем-то невидимым здоровался: «Пася олэн!» Значит, появились духи предков, и начинался с ними разговор. Устин прикладывал бубен к печени больного и «скидывал» с него что-то невидимое в огонь чувала – открытого очага в углу избушки. Самое потрясающее для русского человека, хоть и долго живущего рядом с таежниками, – неподвижно лежащий больной поднимался с видом здорового. «Моя душа и мой дух ходили далеко в верхний мир», – объяснял Анемгуров своему любознательному гостю.

Очень впечатляло лекарское искусство Параны Спиридоновой. Чтобы оно было более чистым и сильным, она не оскверняла себя близкими отношениями с мужчинами, дожила до 98 лет, оставаясь девственницей.
Геннадий Николаевич наблюдал, как шаманка убирала грыжу у младенца. Ее действия напоминали массаж – пальцами и сухими щучьими зубами, потом она присыпала животик ребенка сухой налимьей желчью. На этом лечение заканчивалось. Говорили, что Ефим, отец Петра Шешкина, был тоже искусным шаманом, и весь свой дар певца, сказителя, знатока обрядов передал сыну, но тот не очень-то распространялся по этому поводу.

Можно утверждать, что Тимофеев был своим человеком в среде коренных жителей, и все же не каждый шаман полностью открывал перед ним душу, чтобы не нарушить вековые запреты. Он и не лез к ним с расспросами, больше наблюдал и впитывал то, что ему рассказывали. Геннадий Николаевич все больше убеждался, что шаманские телодвижения, звуки бубна являются религиозно-мистическим ритуалом, под которым скрывается многовековой опыт народной медицины в использовании целебных трав, некоторых продуктов животного происхождения. К тому же почти каждый шаман владел секретами гипнотического воздействия на человека, находил его биоэнергетические точки, ну и конечно, «видел» прошлое и будущее. К сожалению, такие знания, опыт не изучались и постепенно забывались.

Тимофеевские чтения
Давно уже нет в живых этого талантливого человека. Его картины разошлись по музеям Березово, Октябрьского, Ханты-Мансийска, а книги стали раритетом. Художник честно признавался, что, например, болото тоже может написать, но не сможет постичь его душу. Но это так, к слову. Произведения Геннадия Николаевича крайне этнографичны. В Шеркалах регулярно проходят «Тимофеевские чтения», где речь идет о достижениях и проблемах культуры, только сейчас становится все труднее изыскивать средства на их проведение. И все-таки память об этом незаурядном человеке жива, потому что он старался воспитать в людях бережное отношение к хрупкой аборигенной культуре.

 

Вернуться назад

Альбина Глухих
Новости Югры

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2013